Анонимы Авакова:почему на шлемах до сих пор нет номеров,позволяющих идентифицировать полицейских

Часть шлемов полиции до сих пор не пронумерована. Номера на остальных не соответствуют номерам полицейских жетонов, а при выдаче шлемов не фиксируют, кто из полицейских получил шлем с соответствующим номером.

Об этом говорится в расследовании программы “Наши деньги с Денисом Бигусом”, пишет BIHUS.Info.

“В течение января-февраля 2015 года каждый милиционер, надеюсь, к тому времени – полицейский, будет иметь свой персональный жетон с личным номером для ношения на служебной форме при патрулировании и соответствующий номер на шлемах”, – написал министр внутренних дел Арсен Аваков 18 ноября 2014 года. То есть еще до великой полицейской реформы.

Через три с половиной года после того сообщения, в мае 2018 года, Арсен Аваков в разговоре с журналистами BIHUS.Info сначала настаивал, что номера на шлемах полицейских не должны соответствовать номерам жетонов. Однако, уже через мгновение министр передумал.

Я думаю, что в Киеве вы увидите совпадение

– сказал Аваков.

Журналисты провели такую проверку еще до разговора с главой МВД. Когда в киевском Парке Славы на 9 мая стянули большое количество полицейских для охраны общественного порядка, в многих из них вообще не оказалось номеров на шлемах. Были такие случаи и среди спецназовцев.

И даже у тех полицейских, чьи шлемы были пронумерованы, эти номера не совпадали с номерами индивидуальных жетонов. В тот день журналисты BIHUS.Info не обнаружили хотя бы одного совпадения. При этом, у большей части полицейских их жетоны были скрыты.

После этого эксперимента журналисты написали запрос в Национальную полицию, чтобы проверить, фиксируют ли при выдаче работникам полиции шлемов, кому какой выдали.

Вместо копий таких сведений за 9 мая они получили звонок от работника Нацполиции Петра Бобровника. Милиционер сказал, что запрос о сведениях направили к нему.

Это знаете как: схватил шлем, выдали и побежал. И даже могли не спросить, получил ли  это там Степан, Василий, Николай. Некоторые подразделения фиксируют за каждой личностью, а некоторые вот так, знаете, халатно относятся. Выдали? Выдали. А какой там номер – бог его знает,

– пояснил он.

После этого разговора хотя бы одной копии ведомости, где были бы зафиксированы номера шлемов и сотрудники полиции, которым эти шлемы выдали, журналисты так и не получили.

Следует заметить, что Закон “О Национальной полиции” 2015 года четко не устанавливает порядок нанесения номеров на шлемы. В статье 20 Закона написано, что на шлем наносят “номер нагрудного знака” работников полиции подразделения специального назначения. При этом в Законе вообще нет объяснения, что такое “подразделение специального назначения”.

О шлемах, которые выдают “обычным” полицейским, в Законе вообще не говорится. Есть только общее положение.

Полицейскому запрещено снимать с униформы или скрывать нагрудный знак, а также любым другим образом препятствовать прочтению информации на нем или фиксированию ее с помощью технических средств,

– указано в документе.

Итак, полицейские, которых 9 мая задействовали для охраны общественного порядка в Киеве, нарушили закон, скрывая свои нагрудные знаки. При этом на их шлемах или не было номеров, или эти номера не соответствовали номерам жетонов. Сведения о выдаче шлемов с соответствующими номерами, очевидно, тоже не велись.

Это означает, что в случае применения полицейскими силы и возможного превышения полномочий возможности идентифицировать их нет. Такой же была ситуация и с работниками “Беркута” во время Революции Достоинства, например, после разгона студентов 30 ноября 2013 года. Многих из них до сих пор не могут привлечь к ответственности, поскольку установить их личности невозможно.

Полный выпуск расследование “Наши деньги с Денисом Бигусом” смотрите здесь.

Расследование

Источник