Что изменилось после года тайны янтарной дела Розенблатта

Ровно год прошел как вся страна узнала о янтарных переговоры Розенблатта с агентом Екатериной. 19 июня 2017 его охранника задержали в ресторане с деньгами, которые Екатерина передавала нардепу в качестве взятки. Что изменилось за год и удалось ли следователем НАБУ собрать достаточно доказательств, чтобы довести громкое дело до логичного конца – в расследовании “ЦРУ”.

Ровно год назад в ресторане “Три вилки”, завершилась легендарная спецоперация НАБУ. В тот день агент Екатерина как раз встретилась с Бориславом Розенблатом, и последний раз передала деньги его охраннику. 200 тысяч долларов в бумажном пакете вынес охранник Розенблатта. Но своему начальнику их так и не донес. Его уже ждали сотрудники НАБУ.

Дальше за янтарной историей следила уже вся страна. Как оказалось – это была первая агентурная спецоперация НАБУ. По легенде взяли арабскую фирму Фуджейра что должна была выйти на украинский рынок янтаря. Иностранцам якобы были нужны изменения в законах. Агент Екатерина и должна была найти тех – кто проведет эти изменения через парламент. И как видим ей это удалось.

Кроме народных депутатов, в реализации схемы принимали участие не менее 6 человек. Прежде всего это помощники и охранники. А также человек из объединения Депутатский контроль и еще один юрист. Всем им сразу вручили подозрения. Полякова и Розенблатта тоже вскоре лишили депутатской неприкосновенности. И они сейчас тоже с официальными подозрениями. Но прошел ровно год. Электронные браслеты сняли, подписки о невыезде отменили. А тех самых депутатов которые были героями захватывающего НАБУшного кино, мы видим в парламенте и они никуда не убегают.

В случае если преступление будет доказано, нардепам грозит 12 лет тюрьмы. Но пока статус подозреваемых им не слишком досаждает. Депутаты продолжают жить своей жизнью, общаться с избирателями и, будто ничего не произошло, принимать законы в Раде.

Но дело уверенно движется в суд. 20 февраля НАБУ завершило следствие и открыло 106 томов с материалами дела, чтобы стороны защиты не поставили все на тормоза. Их ограничили во времени до 1 июня.

Со дня на день прокуроры должны подписать обвинительный акт и впоследствии начнется судебное разбирательство. По версии следствия, Екатерина через знакомых вышла на близкого к народному фронту Вадима Руденко. С просьбой “оказать содействие” он обратился к Полякову. Далее все договоренности были через помощницу депутата Татьяну Любонько. Но принять необходимые правки без Розенблатта сам Поляков не мог. Не он был автором законопроекта.

Розенблат говорит, что с Екатериной их познакомил его двоюродный брат. И это как-будто состоялось еще договоренностям с Поляковым. Но если Сытник отмечает, что Екатерина предлагала исключительно законно добывать янтарь, у Розенблатта – своя версия.

Если верить Розенблату, и он и Поляков были не единственными с кем общалась Екатерина. И это собственно депутаты, которые не далеки от темы янтаря. Если так и было, то интерес к господину Лозовому отнюдь не с пустого места. На Ровенщине радикалы систематически созывали площади чтобы разрулить вопрос янтаря.

Лозового нет ни на пленках, ни в материалах дела. Да и в самом парламенте он нечасто бывает. Хотя Ляшковцы таки имеют опосредованное отношение к янтарному делу. Один из подозреваемых в ней – Константин Проскурко. В то время еще студент и экс-помощник депутата от Ляшко Татьяны Юзьковой. Именно знакомство с Проскуром и помогло Екатерине ближе подобраться к Народному фронту и их объединению депутатский контроль.

Но вернемся к версии Розенблатта, что мол то его провоцировали на незаконные действия. В НАБУ утверждают, что агент Екатерина ни на кого не охотилась, а депутаты сами проявили к ней интерес. Поляков и Розенблат по версии следствия сами появились в поле зрения Екатерины и согласились ей помочь. За вознаграждение, они начали реализовывать план. И первый пункт – нужные Екатерине законопроекты.

В конце концов, Верховный Суд решил, что прокурор вообще не имел достаточных оснований обращаться в суд, а Житомирский суд в свою очередь не должен был допускать прокурора к делу. Истцом должен был выступить областной совет. Мы решили узнать что по этому поводу думает сама Роксолана Гребенюк. Час уговоров в пресс-службе прокуратуры, и госпожа Роксолана таки согласилась к нам выйти, но делала это явно через силу.

Нам известно, что в САП обратились к генеральной инспекции Генпрокуратуры с просьбой проверить причастных к делу прокуроров. Впрочем чем она завершилась узнать до сих пор не удалось – запрос ГПУ проигнорировала. Но прокуратура не единственная с кем мог договариваться Розенблат. Основные решения в конце принимались в суде.

Подробнее о деле Розенблатта – смотрите в полном выпуске программы “ЦРУ”.

Источник